Сервис поиска текстовых документов
Предупреждение для правообладателей!
alert
Этот сайт является ПОИСКОВЫМ СЕРВИСОМ и НЕ ХРАНИТ какую либо информацию. А предоставляет лишь ССЫЛКИ на общедоступные рессурсы где физически расположена информация найденая по запросу пользователя.

4. Право в обществе как социальной системе

Дата публикации: 31.01.2013
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 540 Кбайт
Идентификатор документа: 129770849_153226579
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Лекции по учебной дисциплине Социология права ТЕМА 4: ПРАВО В ОБЩЕСТВЕ КАК СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ 1. Право как социальный институт и как нормативный комплекс. 2. Право как социальное явление и как информационная система. 3. Социальная ценность права. 4. Функции права в обществе. Соотношение права и общества заключается в том, что право является продуктом общества и одновременно во многом общество формирует. В силу многоуровневого комп-лексного подхода юридическая социология понимает право многоаспектно. Например, его можно рассматривать как: 1)комплекс межличностных отношений; 2)правовое поведение; 3)социальный институт; 4)нормативный комплекс; 5)социальное явление; 6)информационную систему; 7)способ социализации; 8)способ социального контроля; 9)совокупность конкретных индивидуальных, преимущественно судебных или адми-нистративных решений. Рассмотрим наиболее важные из указанных аспектов права. Вопрос 1: Право как социальный институт и как нормативный комплекс . 1.1. Право как социальный институт Согласно положениям структурного функционализма или нституционализма, общест-во состоит не из отдельных индивидов, самостоятельных в выборе своего поведения, а из неких автономно существующих структур. Социальный институт можно рассматривать как один из основных элементов социальной структуры, как форму организации обще-ства. Социальному институту права свойственны все черты социальных институтов. С внешней стороны социальный институт – это социальный механизм, цель которого – создание условий, способов и форм, реализующих социальную потребность. Поэтому внешне социальные институты проявляются как совокупность учреждений, организаций, обладающих определенными средствами и осуществляющих конкретную деятельность по реализации их целей. Так, внешне социальный институт представляет собой совокупность лиц (прокуроры, судьи, адвокаты и другие юридические кадры), учреждений (суд, прокуратура, учрежде-ния пенитенциарной системы) с их материальными, финансовыми средствами, кадрами. Но по сути они являются совокупностью стандартизированных образцов поведения право-мочных лиц, выполняющих определенные социальные функции. Подробное описание социального института права можно найти у С.С. Алексеева (Право: азбука - теория – философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 184-272, 313-392, 475-563, 682-704). Вопросы функционирования социального института права и механизма правового действия освещены в следующей литературе: Гревцов Ю.И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996. С. 165-184; Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М., 1995. С. 64-92. Основой возникновения социальных институтов являются значимые социальные потребности. Если в обществе в чем-то имеется большая потребность, то она реализуется. Если законодатель не осознает ее значимости и не облекает ее в правовую форму, то она реализуется во внеправовой или антиправовой форме. Для реализации потребностей соци-альный институт обладает ресурсами (людскими, материальными и другими) и выполняет функции, направленные на достижение социальных целей. Например, политические ин-ституты обеспечивают доступ к власти, экономические – материальную основу общества. Со внутренней стороны социальный институт представляет собой, по сути, совокуп-ность целесообразно организованных стандартов (шаблонов) поведения в типичных условиях. Стандарты поведения воплощаются в социальных ролях (Юридическая социология / Под ред. В.А. Глазырина. М., 2000. С. 119.). Социальный институт формирует иерархию социальных статусов и ролей, определяющих ожидаемое, должное поведение индивидов в составе социального института: врачи лечат, милиция борется с преступностью и т. д. Социальный институт задает образец поведения и формирует наши ожидания. Он поощряет нас, пока мы придерживаемся его норм. На случай выхода за рамки дозволен-ного в его распоряжении имеется почти неограниченный арсенал органов и средств контроля и принуждения. Санкции со стороны общества способны в любой момент изолировать нас от окружающих людей, осмеять, лишить не только средств к существова- нию, свободы, но и, как последняя мера – жизни. Другими словами, социальный институт – это система отношений, имеющих устойчивый характер, т.е. гарантированный от слу-чайностей, самовозобновляющийся характер, регулярная и долговременная социальная практика, санкционируемая и поддерживаемая с помощью социальных норм. Всякий социальный институт имеет культурно-идеологическую сторону. Культурные символы социального института права в предельно концентрированной форме выражают его суть. К ним относят герб и флаг в зале суда, прочтение приговора от имени госу-дарства, кодекс чести судьи как часть социального контроля, идеология как система идей (справедливость, законность, формальное равенство), обосновывающая образец должного поведения, и прочее. Я.Ю. Щепаньский выделил следующие факторы эффективного функционирования института права, обеспечивающие его самовоспроизводство: 1)четкое определение цели, задач и объема функций социального института, т.е. четкое осознание потребностей; 2)рациональное разделение труда и его рациональная организация внутри системы института; 3)степень деперсонализации действий и ролей, выполняемых от имени социального института, близость поведения членов института к социальной максиме; 4)признание и престиж, какими обладает данный социальный институт в глазах групп, общностей, общества; 5)бесконфликтность включения института в глобальную систему социальных инсти-тутов, т.е. в общество (Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии / Я. Щепаньский. М., 1969. С. 231.). С.С. Алексеев отмечал, что основным призванием права является упорядочивание свободы, придание ей определенности и обеспеченности (Алексеев С.С. Философия права / С.С. Алексеев. М., 1998. С. 94-95.). Но не всегда право является таковым. Еще Э. Дюркгейм говорил о дисфункции права. Низкие значения показателей эффективного функционирования института права свидетельствуют о дисфункции социального института. Внешне дис-функция проявляется в недостатке квалифицированных кадров, материальных или финансовых проблемах, организационной неурядице, а с внутренней стороны – в неясности целей, неопределенности функций, падении престижа, персонализации в поведении (например, в волюнтаризме). Это свидетельствует о том, что социальный институт перестал действовать в соответствии с общественными потребностями и целями, а его функции меняются в зависимости от личностных качеств и интересов (Щепаньский Я.Ю. Элементарные понятия социологии / Я.Ю. Щепаньский. М., 1990.). Состояние социальных институтов является показателем социальной стабильности и уровня развитости всей общественной системы. Так, для правовых реформ важно выйти на уровень эффективно действующих социальных правовых институтов. Причинами дисфункции права как социального института могут быть: 1)аномия, при которой разбалансировано общество, а значит, и право тоже; 2)правовой нигилизм, правовой идеализм и другие дефекты правосознания; 3)не соответствующие требованиям правового государства действия властвующей элиты; 4)отсутствие финансово-экономической основы правового института; 5)включение в основу нормативных правовых актов правовых конструкций, рас-считанных на стабильное общество и высокую правовую культуру. В нашем обществе, столетиями характеризующемся процветанием правового нигилиз-ма, такие конструкции пока не срабатывают. Несмотря на общие черты, присущие праву, как и другим социальным институтам, у права имеются особенности. Особенности социального института права заключаются в следующем (Юридическая социология / Под ред. В.А. Глазырина. М., 2000. С. 119-121). 1. Право выступает важнейшим из факторов социального порядка. Оно обеспечивает стабильность, безопасность, гарантирует упорядоченность и предсказуемость в социаль-ных отношениях. 2.Право интегрирует общество и одновременно дифференцирует его. Так, единое законодательство на определенной территории делает население данной территории граж-данами, например, Республики Беларусь. С другой стороны, право обладает признаком объективного равенства, а не субъективного. Даже при равных правовых статусах в обществе нет двух одинаковых субъектов права. 3.Социальные институты обладают нормативностью. Не следует абсолютизировать социальную сторону права, игнорируя его нормативно-правовой аспект. И. Сабо справед-ливо указывает на условность выражения социальная сторона права, ибо у права нет несоциальных сторон, поскольку право действует не само по себе, а через поведение людей (Цит. По: Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М., 1995.). Между тем, нельзя право сводить к нормативным правовым актам. 4.Право объективировано в законодательстве и опирается на силу государства. Далеко не все социальные институты могут похвастаться такой поддержкой. 5.Право социально контролирует общество. Оно является способом саморегуляции общества, обеспечивающим упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов через нормативное, в том числе правовое, регулирование. 6.Право взаимосвязано с политическими институтами. Оно есть инструмент поли-тики. Право является основой государства – центрального института власти в обществе. Государство – это средство решения общих дел. Оно регулирует отношения правителей, власти и народа, общества. Политика осуществляется в правовых рамках. Международное право не связано с политической организацией государства. Поэтому регулярно возникает вопрос о правовом характере норм международного права. 7. Право выступает частью социокультурной среды в обществе – оно отражает ценности в обществе. Т. Парсонс справедливо отмечает, что право формирует ценности (Американская социология. М., 1972. С. 364.). Кроме того, оно само является ценностью: право является высшей ценностью в правовом государстве. Таким образом, понимание права как социального института позволяет видеть в праве часть социального целого, порожденного социальными потребностями и выполняющего ряд нужных обществу функций с целью общественной стабильности во взаимодействии с другими социальными институтами. 1.2. Право как нормативный комплекс Система норм, функционирующих в обществе, т.е. соционормативная система, вклю-чает в себя моральные, правовые, религиозные, этические и другие нормы. Для определения пределов правового поля и выявления его специфических характеристик важно установить характеристики этой соционормативной системы общества. Итак, социальная норма – это исторически сложившаяся в данном обществе мера допустимого, должного или дозволенного поведения индивидов, социальных групп или организаций. Социальная норма указывает на правило поведения людей, возникающее на практике в процессе повторения стихийно складывающихся форм и способов поведения. Для социологии права наиболее значимы следующие виды социальных норм: - официально установленные и фактически сложившиеся; - нормы-идеалы, нормы – образцы поведения, профессиональные нормы, нормы статистики; - регулятивные и конститутивные нормы; - нормы с репрессивными и реститутивными санкциями; - писаные и неписаные нормы; - нормы обычая и статутные нормы; - другие. Рассмотрим некоторые из них (Юридическая социология / Под ред. В.А. Глазырина. М., 2000. С. 173; Ferrari Vincenzo. Lineamenti di sociologia del diritto. Roma-Bari, 2001. P. 161-213.). Официально установленные нормы создаются законодателем или иными уполномо-ченными лицами. По поводу характерной для юридического позитивизма трактовки права как норм, установленных государством, Ж. Карбонье иронично отмечал: ...этот критерий подкупает своей бюрократической (вели не сказать детской) простотой. Однако он не достоин социологии (Карбонье Ж. Юридическая социология / Ж. Карбонье. М., 1986. С. 165.). Фактически сложившиеся нормы возникают стихийно или в процессе исторического развития общностей или под воздействием стечения обстоятельств. Существует диалектика норм общества, их взаимный переход и противоречие. Например, официально установленные нормы и фактически сложившиеся нормы могут не соответствовать друг другу. Скажем, например, повсеместно не соблюдаются правила движения пешеходами. Нормы-идеалы – это ориентир, пример с абсолютным значением для индивидов или групп, которые стремятся совершенствовать себя или свою деятельность (например, нормы относительно построения правового социального государства). Нормы-образцы поведения в отличие от идеалов играют роль средства достижения какой-либо цели (например, процессуальные нормы). Профессиональные нормы регулируют отношения между коллегами, облегчают вы-полнение служебных обязанностей. Статистические нормы выражают некие свойства, присущие большинству людей. Так, например, по статистике 50 % выходцев из детского дома становятся бомжами, 30 % попадают в тюрьмы, 18 % кончают жизнь самоубийством, и только 2 % имеют нормальные семьи и работу. По степени строгости санкций различают нормы-правила и нормы-ожидания. Нормы-правила являются самыми важными для общества, поэтому предусматривают суровые санкции. Нормы-ожидания допускают определенные виды поведения. Так, предпола-гается, что беременной женщине или пожилым людям уступят место в общественном транспорте. Иногда встречается деление норм на регулятивные и конститутивные (учредитель-ные). Норма всегда понималась как руководство к действию. Но примерно с 1969 г. (в англосаксонской традиции от Джорджа фон Райта, Джона Сарла) появилось мнение, что есть и иные, нерегулятивные нормы, с функцией прямого быстрого учреждения фак-тических ситуаций. Для права незамедлительный эффект от таких индивидуальных актов, как юридическое решение, не нов. И если вспомнить мнение, что в индивидуальных правоприменительных актах содержатся тоже нормы, но индивидуальные, то эти нормы являются учредительными. Философия права (О. Конте) делит нормы на: устанавливающие состояние вещей (например, закон, вступающий в силу, отменяет другой закон); нормы-условия для других норм (конституционные нормы); нормы валидности или действия других норм в системе частных актов (условия действительности сделки, санкция предусматривает ничтожность акта). Такое деление спорно, поскольку и учредительные нормы можно легко свести к регулятивным. Широко известно в правовой науке такое видовое деление норм, как писаные нормы и неписаные. В юридической антропологии отмечается, что с ростом числа писаных норм возрастает их абстрактность, и индивид теряет контроль за правом, так как интерпрети-ровать писаные нормы сложнее, чем неписаные (поскольку у оратора всегда можно переспросить лично). В свою очередь, это способствует манипуляциям с текстом. Позитивация права несет большую доказуемость или достоверность норм. Парадокс в том, что сейчас позитивация привела к такому положению, когда право из инструмента упорядочивающего общественные отношения, стало правом дезорганизующим: в сотни раз возросло количество нормативных сообщений, наблюдается путаница в лексике. Так, в Республике Беларусь на 10 законов приходится от 100 до 140 подзаконных актов. И все это ведет к противоречивости толкования. С другой стороны, юридическая техника отрабатывает новые образцы символичности и формальности нормативных сообщений. Информатизация процесса обработки данных и процесса принятия решений, облегчения распространения норм через Интернет – это уже полпути между писаным и устным сообщением. Следующий шаг – еще более высокая символичность сообщений. Например, права человека или корпоративные нормы коммерческого транснационального обмена по типу lex mercatoria являются примером высокой символичности. И, наоборот, традиционная нормативность (происходящая от власти) переживает так называемый кризис рациональности. Нормы обычая и статутные нормы отражают разные способы создания норм (одни сверху вниз, другие снизу вверх). Обычные нормы поддерживаются силой общественного мнения, развиваются спонтанно и в силу своей конвенционности являются юридичес-кими. Статутные нормы происходят от воли законодателя. С точки зрения Г. Кельзена, право на издание норм законодателю дает другая норма – высшая, которая по своей природе является обычной или договорной. Известно, что современное право в безудерж-ной позитивации норм, их процедурализации увеличивает число статутных норм, в том числе за счет обычных. В отличие от правовой доктрины в философии права легко наметить, что статутные нормы часто ничего другого не делают, кроме как узаконивают нормы обычая. То есть статуализация носит не креативный, а укрепительный характер. Ф.К. Савиньи часто под-черкивал, что Кодекс Наполеона переводил нормы обычного права в нормы римского права, иногда с ошибками. То же было с Кораном Магомета, Евангелием и Таблицей законов Моисея. Часто трудно выявить норму обычая, закрепленную в норме статутной. Так, обычные нормы содержатся в ответах римских юристов в Дигестах Юстиниана. Английское обычное право известно благодаря прецедентам. Именно соотношение юридичности и обычности порождает философские споры о природе прецедента. Если применяется прецедент, то это обычное право, а если судья отходит от него, то это – креативное, инновационное право. Снаружи отличие статутных норм от обычных едва уловимо. По отношению к праву, помимо правовых норм, выделяют антиправовые нормы и внеправовые нормы. Внеправовые нормы не признаны официальным законом, но, возможно, имеют все иные признаки, которые, по мнению В.С. Нерсесянца, являются определяющими для права: формальное равенство, справедливость, свобода. Задача законодателя состоит в официальном закреплении их в законе. В этом заключается суть теории инфраправа, разработчиками которой являются Ж. Карбонье и А. Арно. Эта теория отвечает на вопрос Почему одни социальные нормы законодатель принимает, а другие нет? Структурной частью любой нормы является санкция, которая определяет любую реакцию со стороны остальных членов общества на поведение индивида или социальной группы. Цель этой реакции – гарантировать выполнение нормы. Известна следующая типология санкций: - позитивные и негативные; - репрессивные и реститутивные; - реальные и символические; - формальные и неформальные; - институциональные и неинституциональные (Ferrari Vincenzo. Lineamenti di sociologia del diritto. Roma-Bari, 2001. P. 1.93-201.). Позитивных санкций мало, а негативных имеется широчайшая гамма, вплоть до физического уничтожения субъекта и символического стирания из социальной памяти путем развеивания пепла по ветру. По общему правилу, санкция следует за поведением, но иногда и предшествует ему. Так, если закон содействует росту малого бизнеса, то допускается, например, финансирование предприятий до открытия юридического лица. Понятия репрессивных и реститутивных санкций ввел Э. Дюркгейм. Репрессивные санкции направлены на унижение, исключение нарушителя из социальной группы. Они выполняют функцию восстановления социального порядка в символическом выражении и интегрируют социальную группу против нарушителя. Реститутивные же санкции вос-станавливают ситуацию материально. По мнению Э. Дюркгейма, они присущи дифферен-цируемому обществу, т.е. более развитому. Но такой прогноз пока что не подтверждается: общество предпочитает символическое восстановление ситуации, и даже уголовное принуждение приобрело множество новых видов репрессии и не собирается сдавать позиции. В обществе, как никогда, велик спрос на уголовное наказание, и ставка делается на его зрелищность, о чем свидетельствует, например, упорство масс-медиа в освещении арестов, заключения, публичного унижения в Китае. С другой стороны, даже в уголовном праве более заметны реститутивные санкции. Само наличие множества видов наказания стало объектом торговли не только в странах, где оно факультативно, как в США, но и таких странах, как Италия, где уголовное преследование обязательно жестко фикси-ровано. Необходимо отметить, что иногда неофициальные (неформальные) санкции являются более действенными, чем официальные (формальные). А потому неформальные санкции способны оказать существенную конкуренцию формальным санкциям, что не признается сторонниками нормативизма в праве. Институциональные санкции признаются в рамках определенного социального инсти-тута, в рамках социальной группы, процесса, а неинституциональные – в рамках опреде-ленного социального института не признаются ни в материальном, ни в процессуальном плане. Право как нормативная система подразделяется на следующие нормативные блоки: •нормы-права человека; •нормы-принципы; •нормы референдумов; •государственные централизованные нормы; •корпоративные нормы; •договорные нормы (Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и новые подходы / Т. Кашанина. М., 1999. С. 312-315. ). По критерию соотношения правовой нормы с государством В.В. Касьянов и В.Н. Нечипуренко различают нормы государственного, подгосударственного и надгосударст-венного права (Касьянов В.В. Социология права / В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко. Ростов н/Д, 2001. С. 169-173.). Подгосударственным считают корпоративное и договорное право, хотя и это не сов-сем верно. Часто в глобализирующемся мире корпоративное право охватывает террито-рию многих государств и является более сильным, чем их государственное право. Например, государства, берущие займы у Международного валютного фонда, подчиняют свое законодательство его требованиям. Надгосударственным правом являются религиозное право (каноническое), где религи-озные предписания несомненно имеют правовой характер и право международных орга-низаций, часто не являющихся правовыми. В то время как правовые нормы, например ООН, являются обязательными, предусмотренные ими санкции имеют рекомендательный характер. Но, несомненно, они являются правовыми. Это вечный вопрос – является ли правом в полном смысле международное право? Все чаще ответ положительный, несмотря на отсутствие политической власти и государственного принуждения. Мы присутствуем при рождении нового права, не опирающегося на государство. Между тем международное право не имеет ничего общего с естественным правом. В вопросе соотношения национального и международного права, а также государст-венного и подгосударственного мнения разделились между монистами и плюралистами. Монисты считают, что создавать правовые нормы может только государство. Плюралисты считают, что у любой социальной группы (по крайней мере, теоретически) есть свое право, будь то спортивное общество или коммерческая корпорация. Социология в силу широкого понимания права склоняется к мнению плюралистов, хотя плюралистический подход игнорирует факт, что вторичная группа (не государство) никогда не выйдет за рамки государственного правового дозвола или обычая и всегда будет носить дополни-тельный, подзаконный характер. Роль норм в жизнедеятельности общества состоит в следующем. Нормы облегчают человеку вхождение в социальную группу, помогают взаимодействию людей, являются основой слаженной работы социальных институтов. Благодаря нормам люди знают, как надо себя вести в группе, чего другие ждут от них (социальная экспектация). Более того, если нормы одобряются нами, мы чужие нормы считаем своими. В социальном поведении человек всегда ограничен нормами, как говорил Джордж фон Райт, испытывает нормативное давление (Американская социология. М., 1972.). Мы их можем не замечать, как силу земного притяжения, но они действуют постоянно. С другой стороны, сами по себе нормы не ограничивают поведение. Знание норм во многом помогает добиться законно приемлемого результата, как, например, знание законов гравитации помогает изобрести летательные аппараты. Таким образом, нормы – это инструмент достижения цели. Даже правонарушитель, зная требование норм, старается скрыть следы преступления и избегнуть наказания. Существует парадокс: с одной стороны, право есть мера свободы, но с другой, степень индивидуальной свободы даже в либеральных правовых режимах чрезвычайно мала. Например, в договорном праве считается, что царит полная свобода, автономия воли. В действительности эта автономия очень ограничена требованиями к самому тексту договора, к его предмету и способам реализации. Таким образом, деление права на публичное или частное, на отрасли является искусственным, о чем говорит идея континуальности права (В. А. Витушко) – (Витушко В.А. Континуальная теория юридических фактов / В.А. Витушко // Проблемы правового регулирования хозяйственной деятельности экономики переходного периода: материалы науч.-практ. конф., Минск, 18 дек. 2001 г. Минск, 2002. С. 3-9.). Парадокс заключается в следующем: с одной стороны, общепризнанная тенденция такова, что общество в развитии идет по пути дифференци-ации социальных норм: постепенно мораль отделилась от религии, право от религии и морали, а далее в самом праве продолжается дифференциация. С другой стороны, деление на отрасли, подотрасли и прочие обособленные структурные части системы права искусственно. С точки зрения социологии, право также может конфликтовать с другими социальны-ми нормами. В обществе все социальные нормы обладают разной институциональностью. То есть те, которые обеспечивают действие определенных наиболее важных для общества социальных институтов, входят в нормативную систему общества, например, право. К слову, юриспруденция никогда не поддерживала тезис о конкуренции правовых норм с иными социальными нормами. Нормативность права, с одной стороны, объективна, поскольку право возникает по-добно языку, с другой стороны, субъективна, поскольку у всех норм есть автор – будь то конкретный государственный служащий, составляющий норму нормативного правового акта или такой широкий субъект права, как народ в случаях республиканского референ-дума по вопросам изменения Конституции. Закономерен вопрос о сообщении и его интерпретации (толковании) в норме. С точки зрения социологии, в отличие от общей теории права законодатель, даже если создает норму ex novo, не творит ее, а все равно рецепирует что-то существовавшее ранее, перерабатывает уже известные сообщения (другие законы, доктрину, модели, образцы поведения). Другой парадокс состоит в том, что сообщения в норме одновременно могут быть противоречивыми и непротиворечивыми. Один субъект посылает сообщение, другой субъект получает и распознает его. Различают сообщения прямые {выраженные без посредников, путем жестов или вербально) и косвенные, с интерпретаторами, которые могут существенно изменить содержание нормы. На изменение смысла интерпретируемой нормы влияют следующие факторы. Во-первых, толкующий норму может быть заинтересован в том, чтобы его поняли или не поняли. Двусмысленность нормы может быть на руку издателю или интерпретатору нормы, поскольку она расширяет поле оперативной деятельности нормы и пределы усмотрения, в которых будут выполнены не одно, а несколько сообщений. Бывает, договаривающиеся стороны не находят общей формулировки и сознательно идут на компромисс. Например, в коллективном договоре стороны согласны на расплывчатые условия, так, чтобы сохранить максимум свободы действия, тем самым возлагают на других субъектов (судей, профсоюзы, предприятия) бремя интерпретации. Во-вторых, издатель нормы может знать (или не знать) смысл слов и выражений и вызвать недоразумение часто неосознанно, вследствие лингвистических особенностей. В-третьих, юридическая лексика много заимствует из других областей и употребляет термины не всегда к месту. Это часто происходит в банковском законодательстве. В-четвертых, надо учитывать временной фактор. Выражение добропорядочный глава семейства, общее чувство стыда, враг народа и другие устойчивые выражения вышли из употребления или со временем получили иную смысловую нагрузку. В-пятых, оценочные категории в праве (например, своевременно, значительное количество, разумные сроки) в разных странах носят разную смысловую нагрузку. В-шестых, иностранные термины часто сложно точно перевести. Например, atto с итальянского может переводится как деяние, правовой акт, правовое действие, правовой поступок. В-седьмых, коммуникативное поле, где распространяется сообщение, характеризуется культурными целями, в связи с которыми обрабатывается сообщение. Так, судебная речь рассчитана на лиц, заинтересованных в процессе, а доктринальная речь – на теоретиков. Кроме того, возможно изменение смысла сообщения. Так, это считается высшим пилота-жем в судебном процессе – передернуть факты, сыграть на разночтении нормы. Вопрос 2: Право как социальное явление и как информационная система 2.1. Право как социальное явление Рассматривая право как социальное явление, коллектив авторов учебника по юриди-ческой социологии под редакцией В.А. Глазырина (Юридическая социология / Под ред. В.А. Глазырина. М., 2000. С. 107-113.) отметил следующие моменты. Право – это процесс и результат процесса, выражающий потребности функционирова-ния и развития общества. С социологической точки зрения, в праве важно и позитивист-ское начало, и непозитивистское. Так, право возникает естественным, стихийным спосо-бом, как язык. Оно не сводится к законодательству, в нем проявляется дозаконотворчес-кий и надзакопотворческий характер. Если признать, что право происходит от власти с нормативными признаками (в чем суть юридического позитивизма), то становится понятным, почему в XIX в. юристы отрицали существование международного права. Поскольку позитивисты исходят из того, что право производно от государства, то они также отрицают обычное право. На сегодняшний день ситуация изменилась: законодатель часто сам закрепляет в Конституциях приоритет норм международных договоров и обще-признанных принципов международного права перед нормами национального закона. Право, возникнув из социальных взаимодействий, может становиться самостоятель-ной, иногда с трудом поддающейся управлению социальной силой, регулирующей общество. Тогда уже право диктует интересы и потребности в обществе, И если оно разрастется, то человек будет служить средством для обслуживания и удовлетворения его растущих аппетитов. Лозунг такого права - Fiat justicia, perat mundus (Пусть свершится правосудие, даже если погибнет мир). Право образуется и функционирует в процессе социального взаимодействия. Так, для Робинзона Крузо право было бессмысленно. Право рассматривается через призму интересов людей, социальных групп. Оно начи-нается с притязаний, придания им юридической формы, создания правовых гарантий в реализации притязаний, так как декларативное право бессмысленно. Право связано с типом организации социальной системы и ценностями, приоритетны-ми в обществе. Известны два типа общественной организации и социального регулирова-ния: системоцентризм и персоноцентризм. Системоцентризм – это тип организации общества, где человек есть средство осуществления так называемых общественных целей. Хотя в реальности это может быть интерес одной социальной группы. Например, в советское время под общественным интересом понимался интерес партократии. При персоноцентризме человек и его индивидуальный интерес являются высшей ценностью в обществе. Выделяют три состояния в развитии права: стагнацию, революцию и эволюцию. Примером стагнации в праве являются времена так называемого брежневского застоя. Стагнации характерно желание власти законсервировать достигнутое. Чаще всего стаг-нация является искусственным порождением власти. В области права большинство обществ претерпевает более или менее равномерную эволюцию, которая сопровождает существование этого общества до его смены. Следует проводить различие между институтами частными и институтами государственными. Последние более хрупкие, поскольку их изменение часто сопровождается насилием и сильнее затрагивает чувства людей в сообществе. Институты частного права, напротив, переживают смутные времена без особых потрясений. Понятие революции, к слову, парадоксальным образом правом игнорируется. Хотя революция, по сути, является не чем иным, как социальным и юридическим фактом, насильственным и резким сломом старой правовой системы. Революцию можно определить как тотальный или частичный слом правовой системы. Чаще всего и более всего она затрагивает публичное право. Кроме того, бывают чисто политические револю-ции (например, революция 1830 г. во Франции), когда меняется политическая элита, а право остается неизменным. Идеи эволюционизма содержались уже в работах основателей социологии – О. Конта и Г. Спенсера. Теория же революционного развития права теоретически обоснована в социологии марксизма. 2.2. Право как информационная система Основным вопросом при рассмотрении права как информационной системы является дилемма: Относится ли право к крытой или к открытой системе?. Этот вопрос в разное время решался по-разному. Закрытость информационной системы права обеспечивает юридический позитивизм (формализм, объективизм) права. В праве как открытой системе преобладает юридический антиформализм (непозитивизм и субъективизм). Отметим недопустимость противопоставления одной позиции другой, поскольку никто из представителей позитивизма или непозитивизма не стоит на чистых позициях. В настоящее время маятник, где позитивизм и непозитивизм условно являются крайними позициями, качнулся в сторону формализма. Такой тип правопонимания характерен для стабильного состояния развития правовой системы общества. В правовой науке не существует единой системы учений, относящихся к юридическому позитивизму (формализму) или непозитивизму (Зорченко Е.А. Общая теория права: Курс лекций / Е.А. Зорченко. Минск, 2002. С. 23.). Позитивизм в праве представлен, например, чистым, нормативистским учением о праве Г. Кельзена и учением X.Л.А. Харта; этатическим учением Д. Остина, П. Лабанда, К. Бергбома, Г. Ф. Шершеневича; марксистско-ленинской теорией и другими. Право в понимании формализма – это независимая вовне, автономная система абстрактных и общих норм. Это – полная система, не допускающая пробелов, уверенная в своих позициях, способная ограничить своих интерпретаторов (в первую очередь судей) чисто декларативной функцией, состоящей в механическом правоприменении нормы к юридическому факту. Юридический формализм преобладал в первой половине XIX в. и породил француз-скую, германскую и англо-саксонскую школы права. Первая воспринимает право как нормы закона, изданные по воле законодателя. Так называемая французская модель права – это кодекс. В германской школе права правовые нормы выработаны учеными, юридической доктриной. Германская модель права выглядит как догматические конституции. Англо-саксонская школа права чаще всего под правом понимает норма-тивные принципы, провозглашенные в судебных решениях или прецедентах. Правовая модель этой школы представлена юридической казуистикой, прецедентами. Юридический антиформализм (непозитивизм) преобладал во второй половине XIX в. Он представлен психологическим учением о праве, этическим учением Аристотеля, юридическим (либертарным, философским и естественно-правовым) учением о праве. В социологии права к представителям этого направления правопонимания относятся, например, Жени, Р. Иеринг, Е. Эрлих, Р. Паунд. Право в понимании антиформализма есть открытая и зависимая от внешних факторов система, состоящая не столько из абстрактных и общих норм, сколько из конкретных решений, вынесенных согласно нормативным правовым принципам, свободно толкуемым, интерпретируемым. Эта система не имеет четкого установления норм и не способна ограничить судей и других толкователей, кроме как в чисто этическом плане. Право в антиформализме выступает как постоянное взаимодействие субъектов в их многообразии связей, интересов, конфликтов. Социология права исходит из антиформализма настолько, что иногда право не выгля-дит как цельная система, полностью завися от бесконечных внешних факторов. В социо-логии право слабо систематизировано, особенно в микросоциологии. Микро-взаимодействие понимает юридические нормы как символическое выражение межсубъектного взаимодействия. Теория рационального выбора представляет право как правило, как производное от противоположных интересов в мире дефицита благ, как необходимое правило для предугадывания, рационального предвидения определенного поведения для снижения риска в деятельности. Здесь системный момент лежит глубоко, но он все же есть. В макросоциологии право понимается по-разному, в зависимости от подхода. Различают конфликтологический и структурно-функциональный подходы к пониманию права. В конфликтологии (К. Маркс, Ф. Энгельс, М. Вебер) право есть отражение проекций действий социальной группы, субъективных и изменчивых, право есть инструмент социального контроля, в свою очередь, контролируемый руководящими слоями общества, элитой. В структурном функционализме (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Н. Луман), где игнорируется социальное действие субъектов, где все очень схематично, право выступает закрытой системой. Э. Дюркгейм в описании двух форм социальной солидарности (механической и органической) настаивает на их независимости от производственной сферы. Т. Парсонс считает право социальной подсистемой, которая интегрирует общество и институализирует конфликты. Он считает право эффективным, если оно легитимно со стороны исполнителей. Н. Луман воспринимает право как закрытую систему: Нет никакого права вне права. Юридические понятия получают свое значение только со ссылкой на другие юридические понятия, не выходя из юридической системы. Так, сделка есть декларация воли, направленная на установление, изменение и прекращение правоотношений. Из данного определения вытекает, что завещание и договор тоже относятся к видам сделок. Однако, оказывается, чтобы понять смысл отдельных актов, действий или отрывков коммуникаций внутри системы смыслов, необходимо выйти на внешний источник, возможно, входящий в структуру другой системы. Таким образом, понятие открытой или закрытой системы относительно и условно. Н. Луман это объясняет так: Системы между собой сообщаются через зоны взаимопроник-новения, и закрытость систем ограничивается их деятельностью, оперативностью. Системы воспринимают информацию из окружающей среды и усваивают, перерабаты-вают ее согласно своей специфике. Так, правовая система внешнюю информацию делит по критерию право – неправо. Есть и полутона. Общая теория права веками вырабаты-вала понятия, стоящие на стыке право - неправо: дозволение, вина, авторизация и другие (Американская социология. М., 1972.). Н. Луман воспринимал людей, в частности, судей, как психологические системы, которые, решая дело, увеличивают сложность окружающей среды. Однако это противоречит аксиоме, что любая социальная система (правовая тоже) работает как редуктор сложности, т.е. направлена на упрощение. Р. Теубнер считает пра-вовые системы гиперциклическими закрытыми системами принятия решения, устанавли-вая, как надо решать, не говоря, что надо решать. Правовая система, как любая другая, если попадется неразрешимая имеющимися средствами проблема-парадокс, может отрицать сама себя. Таким образом, предпочтительнее вернуться к классической социологии, где право воспринимается как открытая социальная система, зависящая от субъективизма дейст-вующих субъектов, с изменяющимися результатами, часто непредсказуемыми. Хотя понятия открытость или закрытость двусмысленны и требуют уточнения. Вопрос 3: Социальная ценность права Ценностью называют явление, идею, социальный институт, воображаемый или реаль-ный предмет, в отношении к которому индивиду или группе характерно уважение, стремление к обладанию. О.В. Степанов и П.С. Самыгин в общем смысле определяют ценность как желательное, предпочтительное для данного социального субъекта состоя-ние социальных связей, принципов и практики социальных взаимоотношений, критерий оценки социальных явлений. Социальная ценность права заключается в его способности служить целью и средст-вом удовлетворения социальных, социально справедливых, прогрессивных потребностей и интересов граждан в обществе. Социальная ценность права состоит в следующем. • Право обладает инструментальной ценностью. Оно придает действиям людей организованность, устойчивость, согласованность, обеспечивает их подконтрольность. Тем самым право упорядочивает общественные отношения. Государственно упорядочен-ное общество не может без права, без закрепления форм собственности наладить произ-водство материальных благ и организовать их более или менее справедливое распре- деление. Право необходимо для поддержания динамического развития общества и его слагаемыми являются свобода индивидов, общественная стабильность и социальное регулирование, необходимое для обеспечения свободы и стабильности. •Право согласовывает частный и общий интересы. Закрепляя правообразующий интерес, оно способствует развитию отношений, в которых заинтересованы как отдельные индивиды, так и общество в целом. Право определяет поведение людей путем согласова-ния их специфических интересов. Оно не нивелирует частный интерес, не подавляет его, а сообразует с общим интересом. Поскольку право отвечает не за личный или особый интерес, а за обеспечение нормального функционирования всей системы общественных отношений, то в отличие от иных социальных регуляторов оно является формой выраже-ния всеобщих интересов. •Право является показателем уровня свободы в обществе. К слову, среди ценнос-тей в русской культуре свобода является основной ценностью... обладание свободой определяет также уровень правовой культуры (Бабенко А.Н. Правовая социализация как процесс усвоения правовых ценностей / А.Н. Бабенко // Государство и право. 2005. № 2. С. 105.). Отметим, что право не определяет свободу, а определяет ее пределы и ответственность за нарушение этих пределов. Опреде-ляя пределы свободы, одним регуляторам и ограничивая другие, право обеспечивает един-ство, непротиворечивость, сбалансированность всей системы социального регулирования. По мнению С. С. Алексеева, именно право по своей исходной сути представляет собой образование, происходящее из жизни людей, которое логически и исторически предназна-чено быть институтом, призванным упорядочить свободу, придавать ей определенность и обеспеченность, а отсюда – человеческое содержание, истинно человеческую ценность (Алексеев С.С. Философия права / С.С. Алексеев. М., 1998. С. 94-95.). •Право является универсальным социальным регулятором. Ни мораль, ни религия, никакой иной социальный регулятор не может преобладать над правом в упорядочении социальных отношений, поскольку только правовые нормы обладают такими признаками, как общеобязательность и государственное принуждение. С другой стороны, соотношение права и иных социальных регуляторов в разных обществах в разное время решалось по-разному, и право могло иметь достойных конку-рентов. Например, действующая ныне Конвенция о защите прав и основных свобод человека допускает ограничение прав человека по закону в случае противоречия справедливым требованиям морали. •Кроме того, ценность права заключается в том, что через механизм закрепления взаимных прав и обязанностей право придает правовую определенность, прогнозность, правовые рамки для всех иных социальных регуляторов. Помимо того, что само право в обществе обладает социальной ценностью, в силу этого оно активно формирует иные социальные ценности. Как писал Н.А. Бабенко, без ценно-стного наполнения право останется пустой формой, недейственной и бессмысленной (Бабенко А.Н. Правовая социализация как процесс усвоения правовых ценностей / А.Н. Бабенко // Государство и право. 2005. № 2. С. 105.). Под правовыми ценностями в общем виде принято понимать свойства (признаки) права, значимые для людей и формирующие идеалы и побуждающие к действиям (Степанов О.В. Социология права / О.В. Степанов, П.С. Самыгин. Ростов н/Д, 2006. С. 63.). Правовое поведение зависит от личной оценки ценности правовых норм. В праве как нормативной системе иерархия цен-ностей прописана однозначно и заложена в нормах права. Но в общественном право-сознании и правовой культуре право и его применение рассматриваются как ценности, значимость и вес которых может не совпадать в различных группах и отклоняться от господствующих в обществе оценок. Правовые ценности включены в ценностно-норма-тивную систему индивида, группы, общества (Степанов О.В. Социология права / О.В. Степанов, П.С. Самыгин. Ростов н/Д, 2006. С. 99.). Отношение к социальным ценностям психологи называют социально фиксированными атитьюдами (Не путать с правовой установкой как поведенческой готовностью.). Среди главных правовых ценностных ориентации, объединяющих право, государство и власть законов, можно назвать следующие идеальные цели: •свободу (защиту от произвола сильных, а также наделенных властью); •общее благо (обеспечение достойной жизни сограждан); •справедливость, законность (власть законов, а не людей); •равенство, предполагающее равное наказание, справедливое распределение благ и обязанностей. Авторы монографии Политико-правовые ценности: история и современность отме-чают, что перечисленные ценности являются достаточными сами по себе, поддерживае-мыми и воспроизводимыми всем тем, что относится к гражданскому обществу (Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2000. С. 81-82.). Осознание социальной ценности права, по нашему мнению, способно существенно поднять престиж права и закона. Престиж закона понимается В. М. Сырых как: 1)признание гражданами и иными лицами закона в качестве источника, имеющего высшую юридическую силу; 2)солидарность с его принципами и нормами права; 3)неукоснительное следование им в реальной жизни, в конкретных правоотношениях (Социология права / Под ред. В.М. Сырых. М., 2004. С. 412.). Вопрос 4: Функции права в обществе Социальные функции права – это обусловливаемые социальным назначением права направления его воздействия на общественные отношения. Как отмечают В.Н. Кудрявцев и В.П. Казимирчук, функции права необходимо рассматривать и единой системе соци-ального управления и неразрывной связи с экономическими, собственно социальными, политическими и идеологическими факторами общественного развития (Кудрявцев В.К. Современная социология права / В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук. М., 1995. С. 67.). К социальным функциям права относятся интегративная, коммуникативная функции права, охранительная, регулятивная и функция социализации. Иногда выделяют воспита-тельную функцию права. Интегративная функция – это ведущая функция сплочения всех социальных образований. Э. Дюркгейм отмечал: Общество нуждается в интеграции и социальной солидарности. Т. Парсонс писал: Под интеграцией я подразумеваю такие структуры и процессы, посредством которых отношения между частями социальной системы – людь-ми, играющими те или иные роли, коллективами и компонентами нормативных стандар-тов либо упорядочиваются способом, обеспечивающим гармоничное их функционирова-ние, в соответственных связях друг с другом в системе, либо, наоборот, не упорядочи-ваются, причем тоже каким-нибудь определенным объяснительным способом (Американская социология. М., 1972. С. 364.). Правовая система общества сплачивает все иные системы (экономические, политичес-кие и другие). Общество, представляющее собой сложный конгломерат различных, зачастую противоречивых, субъектов социального действия, находит свое единство именно в праве и государстве. Правовая система не должна ставиться выше самого общества, поскольку ее источник — народ (ст. 3 Конституции Республики Беларусь). В.В. Лапаева справедливо пишет: Социальное единство на основе права – это единство различия, а не их отрицание и нивелировка (Лапаева В. В. Социология права / В. В. Лапаева. М., 2000. С. 189-191.). Поскольку интеграция может быть достигнута разными способами, в том числе и принуждением в тоталитарном обществе, то право интегрирует общество, не унифицируя его. Правовая интеграция должна осуществляться не путем подавления различий и навязывания чьей-то политической воли, а посредством взаимоувязки многообразных интересов различных социальных субъектов, которые находят в праве защиту (Лапаева В. В. Социология права / В. В. Лапаева. М., 2000. С. 189-191.). Эта функция права нацелена на достижение объединяющего общество социального согласия через решение конфликтов в рамках всеобщей правовой формы. Разумеется, право – далеко не единственный социальный интегратор, но в силу своей абстрактности, обобщенности и универсальности оно являет-ся наиболее мощным из интеграторов. Интеграция уравновешивается социальной дифференциацией. Так, право провозгла-шает принцип формального равенства, но никогда не ставит задачу достижения фактичес-кого равенства. Более того, оно закрепляет неравенство правовых статусов и их иерархию. Поэтому право всегда иерархично. Интегративная функция права заключается в его роли в удержании общества от чреватых распадом и аномией конфликтов. Интеграция и конфликт (дифференциация) – это два неотъемлемых слагаемых соци-ального действия. Людьми движет кооперация и личный интерес одновременно. Так, в конфликтных ситуациях, например, двое дружат против третьего, а позже против друг друга. В социологии выделяют такие типы кооперации: семья, партии, профессиональные группы и прочее. Современное общество характеризуется высоким уровнем конфликт-ности (скрытой или явной). Поэтому использование институциональных практик должно быть направлено на смягчение социальных конфликтов. И, наоборот, типично конфликтные виды социального действия (от судебной тяжбы до избирательной кампании или войн) вырабатывают механизмы кооперации. Даже самые жестокие войны следуют правилам ведения войны, пусть минимально. Нарушение этих правил (например, уничтожение пленных) вызывает протест и считается военным преступлением. Интеграция интересов и совместное действие, пусть кратковременное, наблюдается во всех социальных группах. Без кооперации нет ни одной социальной организации или института, которые распознают своих и чужих, что является показателем внешнего конфликта. Случается и внутренний конфликт, между своими. Говорят также о конфликте всех против всех. Сейчас наблюдается все большая дифференциация общества. Ранее человек по рождению принадлежал к определенному клану, социальному слою, и его переход в иной клан или слой был крайне затруднителен. Это – общество строгой стратификации. Сейчас общественная структура очень подвижна. Социальные группы становятся все мельче и более специализированными. Наблюдается постоянный переход по социальной лестнице из одной социальной группы в другую. Процессы стратификации особенно ускорились в XX в., в техногенном обществе. Если ранее конфликт и кооперация были более простые по форме, то сейчас, в постиндустриальном обществе существуют сложнейшие формы конфликтов и кооперации. Это объясняется отсутствием противостоящих классов по типу пролетариев и буржуа и наличием так называемых групп интересов, которые являются потенциальными группами конфликтов (зеленые, ветераны, молодежные неформальные организации и другие). Таким образом, право как никакой другой социальный институт колеблется между кооперацией и конфликтом. С одной стороны, оно регулирует конфликты, способствует кооперации. С другой стороны, право, как ничто иное, порождает конфликты и действует как дезинтегратор. В любом обществе всегда имеется дефицит социальных благ: всего на всех не хватает, поэтому все мы стоит в очереди за благами. Напомним, что дезинтегрирующее действие права необязательно связано с неуправляемым законо-творчеством, когда, по словам О.В. Степанова и П.С. Самыгина, процесс законотворчест-ва идет сам по себе, причем в небывало бурных формах, а жизнь – сама по себе (Степанов О.В. Социология права / О.В. Степанов, П.С. Самыгин. Ростов н/Д, 2006. С. 59.). Коммуникативная функция права обусловлена тем, что социальная жизнедеятель-ность сопряжена с получением, восприятием, переработкой и усвоением информации. Термин правовая информация возник в связи с развитием автоматизированных информационных служб в области права. Правовая информация – это часть социальной информации и преимущественно имеет предписывающий характер. При помощи правовых норм до сведения участников общественного отношения доводится позиция государства. Граждане информируются о средствах и способах достижения необходимых результатов, о последствиях нарушения правовых предписаний. Правовую информацию можно воспринимать как: 1)то, что усваивается в процессе приобретения знания права; 2)социальную информацию, в нормативной форме отражающую специфические – правовые – отношения. В широком смысле это – весь объем официального нормативного материала, необхо-димый для решения вопросов в правотворческой и правореализационной деятельности. Надо помнить, что реально в правореализационной деятельности действует очень малая часть правовых норм. Е. Эрлих установил, что это примерно одна треть всех правовых норм. В узком смысле правовая информация является нормативным материалом (от законов до индивидуальных правоприменительных актов). Специфичность правовой информации заключается в том, что она носит общеобяза-тельный характер и в отличие от простого сообщения ее информационное воздействие рассчитано на убеждение, усвоение норм поведения потребителем. В отличие от внуше-ния, принуждения правовая информация основывается на системе доказательств и пред-полагает осознанное отношение к ней. Вынужденное принуждение в праве исходит толь-ко от специализированного органа и выполняет сознательно установленную функцию. Убежденность в правильности правовой информации – это важная черта правосозна-ния, это сплав знаний и ценностных отношений к праву, идейный мотив целенаправлен-ной деятельности. Выделяют стадии приобретения убежденности: - пробуждение интереса к информации; - превращение пассивного интереса в активный (осознание, что человеку это нужно лично); - побуждение личности к занятию определенной позиции. Именно устойчивая психологическая оценка составляет основу привычки, навыка, автоматизма в соблюдении правовых норм. Нормы должны быть переведены на язык эмоций, и только тогда они формируют поведение. Личность не является простым потре-бителем информации, она – ее интерпретатор и носитель. Причем социальная обработка правовой информации весьма существенна и рассчитана на высокий образовательный уровень ее потребителя. Долгое время механизм восприятия правовой информации упрощенно считался непрерывным процессом накопления некой суммы знаний о праве, а психологическое воздействие, влияющее на ее усвоение, игнорировалось. Всю правовую информацию можно классифицировать по определенным критериям: - по направленности информационныx потоков выделяют вертикальную информацию (сведения о праве, исходящие от государственных органов для должностных лиц и граждан, и, наоборот, поступающая в государственные органы) и горизонтальную (сведе-ния о праве, распространяемые в межличностном общении в коллективах и малых социальных группах); - по систематизированности информации выделяют систематизированную и несисте-матизированную; - по способам получения различают информацию, полученную в процессе обучения и в процессе социальной практики; - в зависимости от источника известны официальная, неофициальная и официозная (полуофициальная) информация. Правовая информированность обеспечивается тем, что само законодательство излага-ется не казуистически, а как можно более доступно (согласно требованиям юридической техники и систематизации). Кроме того, имеется широкая сеть оповещения о новом законодательстве в СМИ. Созданы автоматизированные системы накопления и поиска правовой информации. Однако все это не гарантирует правовую информированность граждан по причине сложного разветвленного отраслевого законодательства. Парадокс заключается в том, что при почти всеобъемлющем законодательстве граждане страдают от отсутствия необходимой информации и от ее переизбытка одновременно. Правовую информацию в таком случае сложно использовать, а ведь это ее основное назначение. Поэтому полагаем, что следует пересмотреть отношение к созданию всеобъемлющего законодательства в сторону его либерализации и упрощения, а значит, сокращения нормативного массива. Социологические опросы выявили такие способы информирования населения о праве (по убыванию использованности), как: •передача текста нормы через СМИ (42-63 %); •общение с окружающими (13 %); •специальное уведомление заинтересованных лиц и учреждений; непосредственное ознакомление с текстом по личной инициативе; •официальный запрос в центр правовой информации; •обращение к эксперту или юрисконсульту. Напрашивается вывод, что граждане лучше усваивают общие требования закона, чем частные и специальные. 14 % опрашиваемых ограничиваются либо простым прочтением текста документа, либо пассивным прослушиванием. Примечательно, что в юридическую консультацию граждане обращаются в последнюю очередь (Кудрявцев В.Н. Современная социология права / В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук. М., 1995.). Заметно влияние коллектива на восприятие индивидом правовой информации. В оцен-ке правовой информации важна роль лидера группы или иных лиц, обладающих престижем. Внутригрупповые ценности влияют также на лиц вне группы. Если правовая информация совпадает с внутригрупповыми ценностями и нормами, то она легче усваива-ется. Если она противоречит внутригрупповым ценностям и нормам, то ее успех зависит от убедительности пропаганды в доказуемости правильности и полезности такой инфор-мации. Согласно исследованиям криминолога Исаева, возможны следующие факторы, влия-ющие на соблюдение уголовно-правовых запретов (Кудрявцев В.Н. Современная социология права / В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук. М., 1995.) : Наименование фактора мужчины, % женщины, % Совесть не позволила 24 36 Страх наказания 19,6 20 Неловко перед людьми 3,8 4 Из отвращения к поступку 30 28 Принципиально 19,6 12 По нерешительности 1,9 - Таким образом, строгость наказания все-таки является одним из факторов, сущест-венно влияющих на поведение. Очевидно, однако, что воздействие страхом – не метод воспитания. Для соблюдения норм права важнее правовая культура и наличие справедли-вого неотвратимо наступающего наказания. Охранительная функция права определяется необходимостью защиты обществен-ных отношений, интересов частных (в первую очередь, элиты) и общих. В рамках осуще-ствления этой функции реализуется правовая ответственность. Необходимо помнить, что чем строже запрет, тем больше ресурсов необходимо для соблюдения, поскольку число контролирующих органов, налагающих штрафные санкции, увеличивается. С развитием общества даже такие типичные отрасли репрессивного характера, как уголовное право, все больше заимствуют черты реститутивного права. Отметим, что у права нет карательной функции. Однако карательная функция есть у юридической ответственности, и почти все типичные нормы права имеют санкцию как структурную часть. Правда, в социологии права санкция может быть равно позитивной или негативной, в то время как юристы традиционно под санкцией понимают лишь негативные последствия за правонарушения. Иногда – например, В.В. Касьянов и В.Н. Нечипуренко (Касьянов В.В. Социология права / В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко. Ростов н/Д, 2001. С. 265-267.), В.В. Лапаева (Лапаева В.В. Социология права / В.В. Лапаева. М., 2000. С. 191-193.) – выделяют социализирующую функцию права. Некоторые другие ученые (например, О. В. Степанов и П. С. Самыгин) выделяют только воспитательную функцию права. Целенаправленный и организованный процесс воспи-тания и стихийное усвоение правового опыта и знаний являются неотъемлемыми элемен-тами общего процесса социализации. В этом смысле воспитательная функция права есть часть социализирующей функции. Но, говоря о социализации, имеют в виду усвоение индивидом правовых ценностей, знаний и правового опыта, осуществленное любым обра-зом. В силу этого, на наш взгляд, целесообразнее отдельно говорить об общей для права социализирующей и воспитательной функциях. Каждая из них имеет свой аспект. Поскольку социализирующая функция будет рассмотрена далее, то в данном случае рассмотрим воспитательную функцию. Воспитательная функция тесно связана с охранительной функцией права и предпола-гает его воздействие на сознание людей с целью выработки у них уважения к действу-ющему праву и установок на правомерное поведение. Воспитательная функция осущест-вляется государством и обществом с помощью таких средств, как наличие определенных стимулов правомерного поведения, выработка у граждан уважительного отношения к действующему праву (Степанов О.В. Социология права / О.В. Степанов, П.С. Самыгин. Ростов н/Д, 2006. С. 61.). По нашему мнению, воспитательная функция не выступает самостоятельной функцией права, а является лишь частью функции социализации. Воспитательная функция указыва-ет на целенаправленность воздействия права, т.е. его носителей, на усвоение принятых в обществе и государстве правовых норм поведения и других, связанных с ним ценностей. Регулятивная функция права выражается в наделении субъектов правоотношений определенной суммой прав и обязанностей по отношению друг к другу, к государству и его органам. В отличие от правовой доктрины в социологии права регулятивная функция является одной из вспомогательных функций, а не основной. Она гиперболизируется при административно-командной системе, когда путем принуждения государство стремится к регулированию всех сторон жизни общества. Регулятивная функция права в обществе сводится не только к установлению запретов, дозволений, обязанностей, но и к созданию позитивных стимулов, гарантий развития гражданско-правовой активности. Хотя основу регулятивной функции оставляет государ-ственная правотворческая деятельность, упорядоченная и систематически осуществляя-емая, но в праве всегда будут существовать пробелы и коллизии. К тому же общество может опережать государство в правотворческой деятельности. Поэтому социальное регулирование не заканчивается правотворчеством, а доукомплектовывается через решения должностных лиц и органов, применяющих право. К слову, основное правовое регулирование осуществляется не на уровне закона, а на подзаконном уровне. К тому же социология права понимает правотворчество широко, включая в него дозаконотворческое правообразование. Однако регулятивную функцию права невозможно переоценить. Право является не единственным, но важнейшим социальным регулятором, упорядочивающим, в свою оче-редь, действие других социальных регуляторов. Такая способность права объясняется его опорой на правообразующий интерес. Поэтому правовым является такое общество, в котором правовой способ разрешения социальных конфликтов признается единственно возможным. В российской правовой мысли право и мораль всегда противопоставлялись. Причем, выигрывала, в отличие от западноевропейской традиции, мораль. В.С. Нерсесянц отмеча-ет, что морализация закона так же ошибочна и вредна, как и огосударствление или узаконивание морали. Закон должен быть правовым, а не моральным или религиозным. Выделяют следующие способы социального регулирования поведения людей: побуждение, принуждение и понуждение. Побуждение – это метод социального регулирования, обращение к психической сфере (чувствам, привычкам, эмоциям), убеждающий в выгодности определенного поведения. Принуждение выступает способом воздействия, основанным на угрозе или реализации угрозы, когда социально необходимое или желаемое поведение достигается через насилие в отношении к девиантам. Понуждение является методом регулирования, основанным на материальном или ином стимулировании. Как правило, в социальном регулировании задействованы все методы в различных комбинациях или в отдельности. В целом, говоря о социальных функциях права, отметим, что социальная значимость и эффективность правовой системы во многом определяются ее способностью удовлет-ворять потребность в интеграции, организации, стабилизации, достижении социального согласия и устойчивого развития (Степанов О.В. Социология права / О.В.Степанов, П.С.Самыгин. Ростов н/Д, 2006. С.58.). Вопросы и задания 1.Назовите черты права как социального явления (нормативного комплекса, инфор-мационной системы). 2.Какие виды норм права, выделяемые в социологии права, Вы знаете? Какие виды норм права, выделяемые в юриспруденции, Вы знаете? Чем отличаются эти два подхода к классификации норм права? 3.Дайте социологическое толкование какой-либо материальной правовой нормы. Чьи интересы она выражает? К каким социальным последствиям приведет? Предусматривает ли льготы или привилегии для определенной социальной категории? Будет ли работать? Доступна ли она в использовании? Обеспечена ли она процессуальными гарантиями и механизмом реализации? 4.Что понимается под социальным институтом? Назовите особенности права как социального института. 5. Приведите примеры других социальных институтов, связанных с правом. 6. Объясните, что такое дисфункция социального института? Какие дисфункции в действии института права в Республике Беларусь Вы знаете? Какие меры предупреждения и борьбы с дисфункцией социального института права можете предложить? 7. Составьте прогноз развития какого-нибудь социального института, например преступности, общественного мнения, терроризма. Обсудите предложенные прогнозы. 8. Объясните, что есть образ права. Обрисуйте Ваш образ права. 9. Нарисуйте схему развития, сосуществования, взаимодействия права и общества. 10. Объясните, что есть социальные функции права? В чем они состоят? Отличаются ли они от социальных функций государства? Какие две функции, на Ваш взгляд, являются основными? 11. Поразмышляйте, существуют ли воспитательная и информационная функции права? Если да, то в чем их сущность? 12. Изобразите графически понятие социальный фактор и объясните нарисованную схему. Назовите несколько социальных факторов, которые, на Ваш взгляд, оказывают наибольшее влияние на действие права. 13. В чем заключается социальная ценность права? 14. Какие источники права, с точки зрения социологического правопонимания, Вы знаете? Как они соотносятся с пониманием источников права в юриспруденции? Аргументируйте ответ. 15. Определите, какой из следующих вариантов налогообложения отражает формаль-ное равенство, т.е. является правовым, а, следовательно, справедливым: а)низкие и высокие доходы облагаются одинаково, бедные и богатые платят поровну в абсолютном исчислении; б)бедные и богатые платят поровну в относительном исчислении (по 30% от величины дохода), а в абсолютном выражении бедные платят существенно меньше, чем богатые; в)низкие и высокие доходы облагаются налогами по дифференцированным ставкам: процентные ставки налога для бедных меньше, чем для богатых, а в абсолютном исчислении богатые платят во много раз больше, чем бедные; г)налоги взимаются с таким расчетом, чтобы у всех оставшаяся часть дохода была примерно равной в абсолютном исчислении. Определите, какой из предложенных вариантов является уравниловкой. Это правовой или антиправовой способ налогообложения? Изобразите все четыре варианта налогообло-жения графически. Основная литература по теме Гревцов Ю.И. Социология права: Курс лекций / Ю.И. Гревцов. СПб., 2001. Касьянов В.В. Социология права: Учеб. пособие для студентов вузов / В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко. Ростов н/Д, 2002. Карбонье Ж. Юридическая социология / Ж. Карбонье. М., 1986. Кудрявцев В.Н. Современная социология права: Учебник для вузов / В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук. М.,1995. Ксенофонтов В.Н. Социология права: Учебник / В.Н. Ксенофонтов. М., 1998. Кульчар К. Основы социологии права / К. Кульчар. М., 1981. Лапаева В. В. Социология права: Краткий учебный курс /.В, Лапаева. М., 2000. Перевалов В.Д. Юридическая социология / В.Д. Перевалов. М., 2000. Лапина С.В. Социология права: история формирования и современное состояние / С.В. Лапина, И.А. Лапина. Минск, 2006. Лапина С.В. Социология права: ответы на экзаменац. вопр. / C.В. Лапина, И. А. Лапина. Минск, 2008. Подгурецкий А. Очерк социологии права / А. М. Подгурецкий. 1974. Социология: Учебник для юридических вузов / Под общей ред. В.П. Сальникова. СПб., 2000. Социология права: Учебник / Под ред. В. М. Сырых. М., 2002. Юридическая социология: Учебник для вузов. М., 2000. HYPER13PAGE HYPER15 21

Не то что нужно?


Вернуться к поиску